Интервью с Ганцом Дойчем, разработчиком акустических систем Bösendorfer, и Питером Норбаеком, разработчиком акустических систем Montana Loudspeakers

5 апреля 2005 года

Волны образованные внешним воздействием, приложенным к открытой среде, называются бегущими волнами: они «бегут» от создающего их источника. Берклеевский Курс Физики. Волны. Ф. Крауфорд

Доброго дня, уважаемые дамы и господа!

Знаете ли Вы как сделать новый мир? Такой как наш, или если этот не очень нравится, можно сделать совсем другой. Большой разницы нет. Не знаете? Я Вам сейчас расскажу. Слушайте.

Во-первых, для этого нужна мысль. Мысль вообще почти для всего нужна. Без мысли возможен только хаос, хаос тоже хорошо, но мы сейчас о другом. После, мысль нужно воплотить в план, план в алгоритм, алгоритм в формулу.

Во-вторых, нужен абсолют. Мир кроме как из абсолюта делать больше не из чего. Не из другого же мира его делать, тогда это будет не творение, а апгрейд. Из абсолюта все создается и в абсолюте все после исчезает. Но, абсолют без формул, без законов это ноль. Большой, всеобъемлющий, но ноль. Конечно чем формула короче и проще, тем мир совершенней. Но более короткую формулу создать сложнее, High-End никогда легко не дается. Наш мир в лучшем случае тянет на hi-fi, коэффициентов и исключений столько, что голова кругом идет (ну кто так строит).

В-третьих, нужен творец, личность.

Таким образом, личность-творец, прикладывая придуманные им законы к абсолюту который пока еще пустота, в результате творит мир, который уже не пустота, не абсолют, но наделен определенными качествами. Таким образом создаются миры.

Потом миры можно заселять населять живыми существами. Ну да ладно, поскольку у нас рассылка для взрослых, не будем углубляться в эти детские игрушки.

Конструирование акустических систем инженером — это практически то же самое, что и создание миров творцом. Акустическая система это, во-первых, заложенная в нее мысль, выраженная в формулах и расчетах. Во-вторых, акустическая система это и микрофон, который стоит в начале музыкального тракта и колонка, которая находится в конце и собственно должна воспроизводить то, что микрофон воспринял. Да, господа, любую (ну почти любую) акустическую систему можно использовать как микрофон.

С мыслью ясно, с абсолютом, с которого все начинается и в который все потом когда-нибудь превращается тоже. Остался только творец. Соответственно в нашем рассказе это будет разработчик, конструктор акустических систем. Кто-то из древних сказал, что все познается в сравнении. Есть творцы злые и агрессивные у них миры соответствующие — с постоянными войнами, криками, воплями боли. Не очень хочется туда попадать. А если творец справедлив, гармоничен и хорошо знает математику, в таком красивом мире только удовольствие побывать. Поэтому личность конструктора акустических систем столь интересна. Если Вам удалось побывать у разработчика в гостях, нужно первым делом посмотреть его фонотеку, для того чтобы узнать какую музыку он чаще всего слушает. Под такую музыку его акустические системы настраивались и для этого конструировались. Я как-то был в гостях у разработчика, который сам играл на ударной установке, и действительно он не конструировал полочные колонки.

У акустических систем большой фирмы творца чаще всего нет, там есть только мысль и то чаще всего о продаваемом количестве, такие и формулы соответственно. Но математика такого мира нередко бывает безупречна. Мы же сегодня начнем общаться с двумя самобытными разработчиками акустических систем, каждого из которых окружает легенда.

Представляю разработчиков и их легенды:

Hanz Deutsch — разработчик акустических систем Bosendorfer.

Hanz Deutsch рассказал мне в личной беседе, что его посетила мысль о конструкции акустических систем в одно мгновение, это было озарение. Вечером он лег в постель. И вот между явью и сном, он понял в одно мгновение, какой должна быть конструкция. После, в течении двух лет, он воплощал эту мысль в готовую акустическую систему.

Ниже фотография Ганца Дойча в окружении разработанных им акустических систем.

Peter Noerbaek — разработчик акустических систем Montana Loudspeakers.

Какой-то незнакомец попросил Питера разработать очень хорошие колонки. Питер ответил, что выпускать и разрабатывать очень хорошую акустику нет никакого смыcла. Огромные затраты на исследовательские работы никогда себя не окупят. Незнакомец подумал, подумал и сказал: "давай Питер занимайся исследованиями, а я заплачу. Просто так, из любви к совершенству". Таким образом появились на свет акустические системы Montana Loudspeakers модель WAS (цена порядка 60 000 $).

Ниже Вы можете видеть фотографию Питера Норбаека и акустические системы Montana Loudspeakers модель WAS.

Я попросил конструкторов ответить на несколько вопросов, и они любезно согласились.

1. Расскажите, пожалуйста, как Вы пришли в High-End?

Hanz Deutsch: После окончания обучения пению в Зальцбурге в "Моцартеум", я в одинаковой степени заинтересовался и музыкой и техникой. Я начал работать инженером по звуку с ансамблем Герберта фон Караяна. Эта работа и подвигла меня на профессиональную разработку и конструирование акустических систем. После нескольких частных заказов для артистов и VIP персон, я сконструировал серию акустических систем класса High-End.

Peter Noerbaek: Я впервые заинтересовался Hi-fi в возрасте 6 лет, или около того, когда мы с дедом разобрали пару колонок Tanderberg и сделали им новые корпуса. Мой дед, который также играл на виолончели, всю свою жизнь интересовался классической музыкой и вложил в меня мысль о важности музыки в жизни человека.

2. Какую музыку Вы чаще всего слушаете?

Hanz Deutsch: Мне нравится все виды хорошей музыки, не зависимо от жанра.

Peter Noerbaek: Я слушаю все музыкальные жанры, хорошая система позволяет наслаждаться любым видом музыки. Раньше я слушал много классического джаза с винила, наверное, это лучшее что может быть.

3. Каково Ваше мнение о необходимом количестве полос в акустической системе?

Hanz Deutsch: Исключительно только двухполосные системы, и кроме того, только с фильтрами первого порядка позволяют достигнуть правдоподобного звучания. (Однако, в акустических системах Bosendorfer звук разделяется между полосами акустически, без фильтров и без искажений, это третий путь — базирующийся на «Acoustic SoundBoards» — акустических резонаторах.

Peter Noerbaek: Настоящие полнодиапазонные акустические системы должны иметь четырехполосную конструкцию, такая конструкция реализована в наших моделях XP, KAS и WAS. Это единственный путь получения достаточной динамики от каждого излучателя. На низких частотах нужно перемещать большие массы воздуха, поэтому, нужна специально предназначенная для этого сабвуферная часть с 25/30/38 сантиметровыми динамиками, такая как у трех старших наших моделей.

4. Если фильтры имеют малую крутизну — разные динамики работают одновременно на длинном отрезке частотного диапазона, что негативно влияет на звук. Если фильтры обладают большой крутизной, каждый динамик работает только на своей полосе. Но такие фильтры сильно крутят фазу сигнала и к тому же состоят из большего количества элементов, что тоже негативно влияет на звук. Каково Ваше мнение, какой из этих двух плохих вариантов все же менее губителен для музыки?

Hanz Deutsch: Ваш вопрос, Андрей, показывает односторонний подход в понимании современного построения акустических систем. Если подходить с юмором к Вашему вопросу, тогда это похоже на вопрос, что лучше: быть бедным или больным. Если пытаться найти компромисс в таком подходе, тогда можно получить самый неблагоприятный случай, когда акустическая система может иметь оба недостатка.

Даже самые лучшие рефренсные колонки звучат или так или этак, но никогда их звук не похож на первоначальное звучание инструментов один к одному. Только акустические системы Bosendorfer с помощью совершенно нового подхода, помогают сбежать из этого лабиринта. Твитеры (высокочастотные динамики) были разработаны таким образом, что обладают возможностью работать на большом протяжении частотного диапазона, и имеют нужные параметры (более широкую направленность, выше динамику, и более правильную передачу импульса). После этого появилась возможность работать с фильтрами первого порядка, и даже без них, на полном диапазоне частот (так работает вуфер (низкочастотный динамик) в акустической системе Bosendorfer VC-7). Развитие этого принципа потребовало от меня очень много времени. Назвал я его «акустически — активным».

Peter Noerbaek: Я очень серьезно верю в фильтры с высокой крутизной среза, они обеспечивают лучшее приложение энергии, поэтому дают возможность получить лучшую динамику. Фильтры с большой крутизной среза не обязательно крутят фазу, это зависит от того, сделаны ли они с умом.

5. Корпус акустической системы — что Вы можете сказать об этом элементе конструкции?

Hanz Deutsch: Одним из самых главных принципов для конструктора это "Форма происходит из функций". Акустические системы Bosendorfer построены по такому закону. Это просто удача, что колонки Bosendorfer, несмотря на их выдающийся звук, хорошо вписываются в жилую комнату. Главное в акустике Bosendorfer это две поверхности акустических резонаторов, которые находятся на боковых сторонах колонки, создают круговую направленность низких частот, благоприятно согласующуюся с комнатой прослушивания.

Peter Noerbaek: Корпус акустической системы это 1/3 часть уравнения по построению акустической системы. Он должен быть прочным, чтобы противостоять вибрациям, он должен быть правильно сконструирован, для уничтожения внутренних резонансов, плюс ко всему корпус также должен хорошо выглядеть. Следующая 1/3 часть это динамики и последняя треть — это фильтры. Все эти три части одинаково важны, поскольку мы можем иметь самые лучшие динамики в мире, в сочетании с фильтрами самой лучшей конструкции, но, вставив их в неоптимальный корпус, получим результат намного меньше ожидаемого. Я уделяю абсолютно одинаковое внимание всем трем составляющим.

На этом первая часть интервью заканчивается.

Продолжение в следующем выпуске.

Желаю Вам всех благ,

Федорив Андрей