Фонокорректор Aesthetix Io Eclipse

5 апреля 2011 года

Доброго дня, уважаемые дамы и господа.

Изучать современные теории устройства мира предельно занимательно. Корень интереса, видимо, идет с раннего детства, еще с тех пор, когда желание подглядывать за взрослыми сильнее страха быть застуканным на горячем. Ребенок, который никогда не подглядывал, вырастет несколько ущербным, возможно даже он никогда не повзрослеет по-настоящему. Современная физика сделала огромный шаг в понимании мира и дает нам возможность подглядывать за тем, как устроен мир. И хотя полная «Теория Всего» еще далека от совершенства, то, что открывается крайне забавно. И знать об этом также желательно, как и детям о взрослых, несмотря на все запреты последних. То, что уже принято передовым научным сообществом из-за несоответствия повседневному опыту малопонятно, малоприятно и малоинтересно, увы, подавляющему большинству людей. Почти сразу после первого удивления от относительности пространства и времени, приходит второе, ведь мы тоже относительны, поскольку состоим именно из пространства и времени. Продолжу, физики считают, что наша вселенная возникла, как флюктуация вакуума. Для такого события на квантовом уровне никаких причин не требуется, всего лишь вероятность, которая рано или поздно произойдет. И происходит многократно и многовариантно. 

Оторвавшись от вакуума шар нашей вселенной начал расширяться сам в себя, образуя свое пространство и свое время. Не только материя разбегалась и разбегается в разные стороны, но и пространство между материей расширяется, таким образом, край вселенной убегает со скоростью выше скорости света, что вполне позволяют современные теории, поскольку край мира не является материальным объектом. Через промежуток времени возникли наблюдатели: люди и не только, которые вычислили на кончике пера и приборов, что для того, чтобы все это работало обязательно необходима более высокая мерность пространства и что вероятность того, что такая вселенная, как наша — одна, нет, не ничтожна — такой вероятности попросту нет, обязательно существуют другие вселенные, а также внутри нашей вселенной есть области с абсолютно аналогичным набором частиц и таких областей бесчисленное множество, а также обязательно существуют области с аналогичным набором частиц и с абсолютно идентичной историей, то есть мир повторяется бесчисленное количество раз, а также существуют любые возможные варианты нашей истории; а некоторые ученые даже утверждают, что невозможные варианты нашей истории тоже существуют, хотя надо признать таких завернутых умников не так уж много. Возможно, что каждой момент времени история нашего мира разветвляется на все возможные варианты, плодя таким образом бесчисленные миры внутри каждой вселенной. Вопрос сознания пока не входит в сферу серьезных физиков-математиков-теоретиков. Поэтому, до выяснения, каждый выкручивается как может, или вообще не задумывается над этим вопросом. Я задумался. Работая над собой, повышая осознанность, качество жизни, создавая и реализуя положительные тенденции, логично предположить, что тем самым я помогаю всем своим Я во всех других мирах, по крайней мере, нашей вселенной. Но, не все так просто, а вдруг, если я реализую благоприятные варианты, то облако возможностей никак от этого форму не изменит и плохие возможности обязаны быть реализованы кем-то другим, вернее мной в другом мире, можно условно назвать его параллельным миром — так привычней для многих. Таким образом, все мои Я получают минус, как только я получаю плюс, и наоборот. Вроде как конкуренция, все позиции должны быть заняты, занимая место выше или ниже, обязательно кого-то выталкиваешь оттуда, или вверх или вниз. Грустная история, как игра в шахматы с самим собою, всегда выигрываешь и проигрываешь одновременно. Возможно всё именно так, с поправками на упрощение конечно, но возможно всё с точностью до наоборот. Кажется, еще в Махабхарате указывалось, что если долго делать одно и тоже действие, организм приобретает новые возможности. Нюанс — действие должно быть не механистичным, не привычным, и выполняться внимательно. Мне кажется это указание на то, что когда несколько Я объединяются в одном не механистичном действии, можно ожидать удивительных прорывов. Такой процесс противоречит первой теории, но, возможно первая теория не работает вообще или работает до некоторого уровня энергии человека, и потом переходит на другой уровень, где работает уже иной принцип, принцип усиления, а не распределения. Или, если вернуться к физике, возможно, бывают не только «запутанные» частицы — частицы, состояние которых зависит друг от друга в независимости от расстояния между ними, и эта взаимосвязь мгновенна, но и «запутанные» сознания. «Запутанные» состояния начали исследовать еще во времена Эйнштейна, который был в ужасе от такой возможности, ибо теория относительности не допускала взаимодействий со скоростью выше скорости света. Сейчас уже ясно, что непривычность теории относительности — легкая забава для ума, по сравнению с квантовой физикой, которая категорически противоречит повседневному опыту. Пришлось придумать теорию, что «запутанные» частицы это не две разные частицы, а одна сущность, части которой находятся в разных точках пространства. И манипулируя одной из них, влияешь на обе сразу. Аналогично и с «запутанными» сознаниями, где бы не находились все ваши Я, если будете внимательно читать и дальше, то и большинство из них откроют компьютер или что там у них есть, и займутся тем же. Конечно, многое еще не ясно, еще предстоит выяснить и уяснить, найти место новым интересным фактам, и даже не исключено, что новые факты разрушат старую теорию, но это не грустно, а грустно жить, не пытаясь понять — зачем и почему.

Сложнореализуемые проекты есть именно то, что сближает существа в разных мирах, параллельных и перпендикулярных. Именно они являются результатом действия немеханистичного, непривычнного и требующего большого количества внимания. Фонокорректор американской фирмы Aestethix модель «Io Eclipse» вещица не простая, и поэтому хочу описать его в продолжение своей, по правде говоря, не сильно убедительной теории. «Io Eclipse» занимает высшее положение в линейке Jupiter. Aesthetix выпускает две серии аналоговой аппаратуры Юпитер и Сатурн, перехожу на русские названия. «Io Eclipse» — «Затмение Ио» (Ио — спутник Юпитера) модель о которой я сегодня рассказываю — фонокорректор без общей обратной связи, в усилительном тракте 16 ламп и восемь ламп в блоке питания, в обычном варианте двухблочный — главный блок и блок питания в отдельном сверхжестком корпусе, но для особо бескомпромиссных эстетов музыки — перфекционистов — можно приобрести второй блок питания, реализовав таким образом максимум возможного качества. За 26 800 долларов (20 950 — Io Eclipse и 5 850 — дополнительный блок питания) мы получаем три параллелепипеда невзрачной внешности с налетом дорогого аскетизма из качественно отфрезерованного алюминия с логотипом на передней панели, похожим на звездные врата, я думаю случайно, но символично. Конструктор известный в хай-эндных областях инженер и меломан Джим Уайт (Jim White) до основания своего бренда Aesthetix зарабатывал себе на хлеб в Theta Digital. На блоках питания есть только малозаметная кнопка включения и крошечные красные диоды, один из которых символизирует включение, второй — то, что лампы вошли в рабочий режим. На задней панели кроме разъема для подключения сетевого кабеля присутствует только выход для подключения основного блока. На центральном блоке спереди нет ничего, на задней панели — балансные и небалансные входы и выходы, клемма земли и переключатели входного сопротивления. Переключатели входного сопротивления совершенно необходимая опция для фонокоррекотора высокого уровня. Тот прирост качества, который может дать оптимальное сопротивление для конкретного фонокатриджа ничем другим получить не удастся. Вставляя маленькие клеммы в крошечные отверстия, истратив не менее одного дня на прослушивание, вполне реально понять насколько хорош ваш новый фонокатридж. При этом необходимо несколько раз возвращаться к настройке тонарма, ибо возможно, что виной резковатого звука будет или слишком большой угол VTA иголки, или через чур сильно завернутые болты крепления головки к тонарму, или недостаточно задемфированый тонарм, или стол проигрывателя из какого-то экзотического материал, или… или... С другими артефактами звука та же увлекательная история, причина может быть совершенно в разных узлах и их необходимо настроить все без исключения, только тогда правильное согласование сопротивления произведет свой эффект. Только собрав все магические артефакты можно перейти на следующий уровень. Я настраивал-тестировал Aesthetix «Затмение Ио» в системе с фонокатриджем «Magic Diamond» от фирмы MicroMagic, усилителем «Maestro Grosso» Юрия Макарова и акустикой WAS от Montana Audio.

Такая связка оказалась удачной, по сравнению с менее продвинутыми системами, но всё же пока вокруг не было построено и настроено акустическое оформление, полного удовлетворения не наступало. После проведения необходимых манипуляций с акустикой комнаты стала очевидной и красота нюансов, и плавность переходов, и разница между записями, а настройка сопротивления стала легкой и приятной. В «Затмении Ио» применяются экзотические конденсаторы «Steathcap» Питера Монкрифа (Peter Moncrief), которые благодаря особой конструкции и применяемым материалам, в большой степени уменьшают отражения и переотражения сигнала обкладками. Этот штрих чувствуется в виде четких атак, отсутствия послезвучий. Сам Джим Уайт утверждает, что применение конденсаторов «Steathcap» дало ему возможность получить в «Затмении Ио» звучание ранее недостижимого уровня информационности и реалистичности. Выискивая со все большим вниманием оставшиеся недостатки, замечаю всё больше достоинств: легкость воспроизведения и разборчивость обертонов, призвуков, намеков — тихие звуки возникают и исчезают, замеченные и незамеченные, длящиеся мгновение или минуту, не оставляя после себя следов, громкий и тихий звуки отличаются по масштабу, но не по последствиям для звукового пространства, все исчезает без следа во времени, оставляя след только в моей памяти. Звук не похож на звук лампового фонокорректора, нет следов масляной плавности переходов, тягучести и звуко-вкуса ламп баса; не похож звук и на звучание транзисторного аппарата — нет резкости, излишней четкости через подчеркивание — приближение к тому, как должно быть на самом деле. Два блока питания, каюсь с одним блоком я не пробовал, хотя такая возможность и была, и есть, категорически уменьшают влияние каналов друг на друга, а также дают большую свободу в басовом диапазоне. Фонокорректор работал в одной из самых низкочатотных стереосистем в мире и все показали себя молодцами. Хотя фонокорректор с 20 Герцами снизу, по паспорту, и был самым узким горлышком, тем не менее, звуковая картина выглядела очень привлекательно на классической музыке на больших составах, записанных в зале, низкочастотное дыхание дышало в комнате передавая всю атмосферу зала. Литавры, большой барабан, гул деки рояля звучали экстремально похоже. Ведь дело не только в том, какие частоты воспроизводятся и воспринимаются нами, дело также в границе возможного воспроизведения, около которой с обязательностью возникают искажения, ибо любая граница создает и поддерживает вокруг себя артефакты и с физической, и с философской точки зрения.

Конечно, нам бы хотелось, чтобы каждый компонент системы пропускал сигнал без изменений, был максимально прозрачным, но, перед фонорректором стоят задачи не только усилить сигнал, но и изменить его частотный баланс согласно кривой RIAA, которая отражает невозможность записи низких частот на пластинку, поскольку если соблюдать масштаб во всем диапазоне, то чем ниже звук, тем чаще резец будет перерезать дорожку насквозь, что естественно неприемлемо. Сложность задачи состоит в том, что эта кривая не совсем прямая, и откорректировать ее простым способом не удастся. В Aesthethix применяется две пассивные цепи коррекции между вторым и третьим каскадами усиления. Кстати, между первым и вторым каскадом усиления есть возможность регулировать коэффициент усиления. Собственно, усилив сигнал, высокие частоты понижаются и после сигнал снова усиливается. Насколько коррекция соответствует кривой RIAA, я приборами не измерял, тем более на разных сопротивлениях, но самый главный датчик — ухо, присоединенный к самому главному прибору — мозгу не зафиксировал никаких неточностей в частотном балансе — звуки ложатся точно в ожидаемый диапазон как пазлы, без бугров, впадин, неточностей.

Из деталей складывается красивая положительная картина, большинству систем такой фонокоорекор будет на вырост, локомотивом духовного роста и проводником в мир высоких чувств, насколько высоких, это зависит и от нас всех. Когда слушаешь музыку, вполне можно представить, что где-то очень далеко, если двигаться, и очень близко, если чувствовать, тоже есть ты, хотя может быть, в совсем другом виде, и тоже слушаешь музыку и переживаешь что-то подобное, а можно и не представить, а почувствовать, что так оно и есть.

При желании можно заказать экземпляр «Затмение Ио» с линейным входом, переключателем входов и регулятором громкости, получив дополнительно качественный предусилитель.

На этом я прощаюсь с вами и желаю вам радостей телесных и успехов творческих. Думайте о высоком и помните, что вы не одни.

Федорив Андрей