Интервью с Юрием Анатольевичем Макаровым

13 декабря 2002 года

«- почему у Вас есть проигрыватель виниловых пластинок, CD, но нет ни DVD-аудио, ни SACD? -так у меня и MP3 нет :) .» из разговора с господином Макаровым.

Доброго дня, уважаемые дамы и господа!

Мир многообразен. Кого-то вполне устраивает купить аппаратуру в ближайшем магазине, кто-то долго ходит по салонам в поисках утраченного в детстве счастья, кто-то, не веря иностранным фирмам, спрятался с паяльником за дым канифоли и получает истинное удовольствие, конструируя и переделывая, притом независимо от получаемого  результата. А кто-то имел возможность обратиться с просьбой сделать усилитель и настроить систему к Юрию Анатольевичу Макарову. Это были те, кто искал не какой-то бренд, не какой-то определенный звук, а музыку.

В своё время, салон «Гирос» запустил в серию однотактный усилитель «Маг-3,5», а немного позже - «Белый Маг», разработанные господином Макаровым. В «Гиросе» искренне хотели продвинуть наш high-end и сделать что - нибудь этакое, для души.  Правда сам Юрий Анатольевич этим не занимался, потому,как его ничего, кроме новых экспериментов не интересует. Это был усилитель с простым, волшебным звуком. Выпуск теплился до дефолта, поскольку аудиофилов, решившихся купить отечественный усилитель, оказалось немного. А после дефолта сам собой прекратился. Нет пророка в своем Отечестве.

Тем временем Юрий Анатольевич делал усилитель «Импресарио», «Маэстозо», «Леге Артис», потом «Маэстро медиум» и лучший свой усилитель до теперешнего времени «Маэстро Гроссо». После первого прослушивания «Маэстро Гроссо», идя ночью домой, я спросил у своего товарища, который хорошо знал Макарова и часто бывал у него, к тому же это он запускал в производство «Маг»: «Что, действительно Макаров делает лучшие усилители в мире?». Он посмотрел на меня как на безумца. Я до сих пор не знаю, что он имел ввиду. То ли я безумец, что так подумал, то ли, что усомнился в этом. А переспрашивать как-то неудобно. Все эти усилители работают у настоящих любителей музыки, которые имеют дорогие, хорошие источники и очень хорошие акустические системы.

Когда Юрия Анатольевича спрашивают, почему он не патентует свои изобретения, он отвечает: « Пока кто-то будет использовать мои теперешние идеи, я уже продвинусь далеко вперед, и так будет всё время. Мне интересней идти, нежели носиться с одной идеей, как курица с яйцом, ради эфемерного престижа. Мне стало это особенно очевидным после окончания института патентоведения».

У него дома лаборатория с множеством приборов и большим количеством книг по акустике, электротехнике, физике, и настоящая комната прослушивания, ничего похожего на которую я не видел ни в одном салоне в Москве. Мне подсказали, что, возможно, и нигде в мире нет ничего подобного, за исключением аудиокомнаты Roberto DelleCurti., президента подразделения Royal Device компании Aliante. Такого же убежденного поборника настоящего звука, но только с итальянским темпераментом… Иногда Юрий Анатольевич пишет статьи для аудиожурналов, но делает это редко, говорит, что написание статьи отнимает  очень много времени. Очень мягко и понятно отвечает на вопросы, что указывает на действительное понимание предмета.

Ниже предлагается первая часть интервью, вернее дружеской беседы с Юрием Анатольевичем Макаровым. Я не уверен, что на бумаге почувствуется юмор, присутствующий в ответах Юрия Анатольевича, поэтому, пожалуйста, постарайтесь держать это в памяти. К сожалению, занятый расшифровкой записей, я совсем забыл приложить фотографии. Обещаю вставить их в следующую рассылку.

- Юрий Анатольевич, когда Вы начали что-то конструировать? Когда начали и когда это переросло в аудиообласть?

- Нисколько не преувеличивая, могу сказать, что я никогда не любил повторяться. Когда я начал конструировать свой первый детекторный приемник, я сунул в него все свои знания. Я сделал переменный конденсатор и еще вариометр. Это подвижная катушка в катушке.  Сейчас, наверное, не все знают, что такое вариометр. Когда я  этот агрегат собрал, то он сразу же заработал. По тем временам звучание было великолепное, поскольку не было никаких радиотелефонов. А потому никаких помех в эфире. Вот с тех времен я могу сказать, что я начал конструировать. Но потом меня мои родители поправили. Они нашли открытку, на которой корявым почерком, мне было года четыре или пять -  я написал, что когда я вырасту, то сделаю телевизор. Я могу сказать, что обещание я выполнил. Телевизор я действительно сделал. Но это было гораздо позже. А тогда я еще толком писать не умел. Тогда еще никакого hi-endа не было, тогда еще слова такого не знали. Тогда даже hi-fi не было. Тогда, вообще говоря, даже телевизора не было. Поэтому, когда отец прислал из Германии телевизор, он был один на весь квартал. Жил я тогда на Сретенке. Народ приходил смотреть телевизор, у нас дома был как  бы свой  кинотеатр :) . А я сидел и управлял всеми этими ручками, тогда это нужно было делать всё время. Контрастность, яркость и так далее, все это менялось, никакого автоматического регулирования толкового не было. Видимо, тогда я уже тренировался в «автоматическом» управлении :) . С тех времен и пошло. Ну, это так, издалека. А когда я стал покрупнее, то в те времена была модна радиосвязь. Толкового звука тогда ёщё вообще не было. Хотелось сделать радиостанцию, чтобы можно было общаться с другими странами. Эта глупость долго меня держала и не только меня одного. Всё вокруг было закрыто и, видимо, как реакция на закрытость, хотелось выйти за пределы чего-то.

-  Какое образование Вы получили?

-  Высшее техническое образование. Я инженер-электрик, по специальности звукотехник. Я работаю непосредственно по специальности и … получаю удовольствие. Так исторически сложилось, что я не стремился к формальному образованию, а всегда занимался самообразованием для самого себя. И чем больше я знаю, тем больше убеждаюсь, как мало я знаю. Около10-ти лет я работал в кино со звуком. Даже был начальником звукоцеха в кинолаборатории. Мне приходилось делать все конструкции исключительно самостоятельно. Вся техника была ламповая. Я специально пошел туда работать, бросив работу художника, которая давала в десять раз больше доход. Там я уже всему научился, на практике. Надо было ушами определять неисправности и не в одном ящике, а в большом комплексе ящиков, расположенных в разных комнатах, соединенных десятком метров кабелей. Вот так я выработал слух. Он, конечно, не абсолютный, но зато любое возникшее изменение я мгновенно слышу. Это такая болезнь high-enda.  Всё время анализируешь изменения. Изменения могут носить позитивный и негативный характер, но поскольку они есть, нужно быть постоянно начеку. Любое изменение, что-то капнуло на кухне, мгновенно реагируешь…

-  Юрий Анатольевич, Ваши усилители большие и маломощные, да и тяжёлые. Это воплощение некой идеи, концепции? И они становятся  всё больше и больше …

-  Да, это так. Растут они, правда, быстрее чем хотелось бы. Они растут по массо-габаритным показателям быстрее, чем мне позволяют перекрытие в квартире. И это единственное, что меня останавливает и как  бы подталкивает к переселению на первый этаж. Можно, конечно, сказать, что это концепция для увеличения собственной значимости J. На самом деле так  получилось  случайно. Удельные массо-габаритные показатели конденсаторов, трансформаторов и прочих деталей,  имеют конечные значения и современная технология, уже наверное близко подошла к пределу их уменьшения. Поскольку мы имеем аналоговые усилители, в которых процессы протекают с известным КПД, выше которого в режиме А, который для High-End”a только и может использоваться, никак не подняться. КПД  в моих усилителях «Маэстро Медиум» - 3,3%, а в «Маэсто Гроссо» - 1,1%. В некоторых проектах, которые ещё не осуществлены - даже 0,3%. Так что если смотреть  в перспективе: асимптотически приближаюсь к нулю :) . Нет предела совершенству. Равенство нулю наверно позволит получить неимоверное качествоJ. Чем больше КПД  усилителя  приближается  к нулю, тем усилитель становится крупнее, тяжелее, тем больше  «ест».  А это значит: нельзя сделать усилитель большой мощности в моей концепции и в моей квартире :) . Только принципиального ограничения это не имеет. У меня был такой заказчик, скорее знакомый, который задал мне вопрос: а ты можешь сделать усилитель такого же качества, как «Маэстро Гроссо», только примерно пятьдесят ватт или сто ватт? «Маэстро Гроссо», к сведению, - шесть ватт и 150 кг на канал. Я сказал: нет проблем, я сделаю, его только … включить нельзя … будет у меня :) .  Ну и, скорее всего, его нельзя будет у меня поставить. А сделать можно. Потому как коэффициент полезного действия будет один процент, 20 кг на один ватт, 100 ватт соответственно 2 тонны на канал. При этом он будет потреблять 10 киловатт. И это неизбежно. Его нельзя включить. Можно, конечно, ненадолго. При этом весь подъезд останется без света.

-  Я всегда на первое место ставлю качество, а на второе – количество. Хотя сейчас вокруг всё наоборот. Когда люди  покупают усилитель, сразу спрашивают его мощность. Никогда никто не спрашивает, какого он качестваJ. А меня  именно это   интересует. Когда я  спрашиваю об усилителе, то меня в первую очередь интересует, смогу ли я поднять его двумя руками, вообще взять его в руки. Если да, у меня сразу теряется интерес, я приблизительно полагаю, что из него может получиться. А если при этом мне гордо сообщают, что в нём 30 или 100 Ватт, то чем больше мощность, тем меньше мне интересно. Потому  что никакого чуда в этом деле открыть невозможно. Многие надеются на чудо, но  чудес не бывает. Чтобы быть на начальной стадии High-End-a , двухтактный усилитель должен весить 7-10 килограмм на ватт мощности, как минимум. А однотактный  - не менее 20 килограмм на ватт мощности, не менее, а лучше 25, 30 килограмм. Тогда он станет на начальную ступень high-end-a  , в моем понимании. Сейчас понавыдумывали дешевых High-End-ов, доступных High-End-ов, бюджетных High-End-ов. Это как дешевый Ролс-ройс, доступный Ролс-ройс, народный Ролс-ройс :) . Вот VolksWagen – это понятно. Но к нему и претензии какие? Но когда он Ролс-ройс… Моё мнение:  усилители в High-End-e должны быть максимально широкополосные, неизбежно тяжелые, однотактные, тотально стабилизированные, с низким выходным сопротивлением. Колонки  высокочувствительные, многополосные, не рупорные, от 16-20 Гц.

-  Почему достаточно известные и уважаемые фирмы отходят от таких элементарных концепций, с чем это может быть связано – с непониманием основ, сложностями производства, экономическими факторами или просто нехваткой времени на доработку?

-  Я бы не сказал, что они от них отходят. Они к ним не приходили никогда. Отходят – это можно было бы сказать, - если бы они этой концепции следовали, а потом отошли. Но они к ней никогда не приближались. За исключением, может  быть, в давние времена у японцев. В журнале «Стереотехник».  Были картинки: усилителей 0,8 ватта, 0,5 ватта и так далее, но, правда, они всё равно были маленькие. Но мощности были до одного ватта, потом, можно сказать, что японцы стали от этого отходить. Поскольку далее предполагалось, что мощность, это основной показатель. Это долгое время культивировалось. Можно сказать, что они ни от чего не отходят.

-  Сформулировать понятие «качество» трудно, любая фирма  должна  же давать какие-то числовые показатели.  Опять возвращаясь к Ролс-ройсу. Все фирмы писали 300 лошадиных сил, 30 лошадиных сил, чем больше, тем лучше. Как отход от этого, у Ролс-ройса мощность мотора не указана, не в этом дело. Написано: достаточная. И сейчас так похоже на то, что инженеры, которые разрабатывают усилители,  возможно и не интересуются самим предметом. Они интересуются этим предметом с точки зрения электроники, а не с точки зрения конечного потребления этого предмета как элемента участвующего в образования  того, что называется «soundstage». Они просто делают отдельные блоки: кабель хороший, усилитель хороший… А звук может быть получен хороший благодаря только всем компонентам, которые входят в звуковую систему, а не благодаря какому-то одному компоненту.

До свидания. Всех благ Вам.

Федорив Андрей